Полистать книгу

Людей, не способных понять бюрократический новояз, подавляющее большинство, и дело не только в специфичной профессиональной лексике юристов, чиновников или педагогов. Чем масштабнее реформы образования, тем более сложным становится язык для их описания. Рано или поздно наступает момент, когда работник сферы образования, будь то министерский чиновник или сельский учитель, вынужден не только самостоятельно разбираться в казуистической терминологии, но и объяснять на пальцах отдельные положения людям, далеким от законотворчества. В этом отношении перевод с русского на русский – с академического канцелярита на живой литературный – может быть сопоставим с подвигом Генриха Шлимана, расшифровавшего египетские иероглифы.

Фрагмент книги (PDF)